Автореферат - Адыгейский Государственный Университет

Реклама
1
На правах рукописи
Адыгейский государственный университет
Нещеретова Тамара Теучежевна
Сопоставительная типология грамматической
категории рода
в русском и немецком языках
10.02.01 – Русский язык
10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и
сопоставительное языкознание
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Майкоп - 2006
2
Работа выполнена на кафедре русского языка и методики преподавания
Адыгейского государственного университета
Научный руководитель -
доктор филологических наук, профессор
Блягоз Зулькарин Учужукович
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор
Сакиева Римма Сафраиловна
кандидат филологических наук, доцент
Каратаева Людмила Валентиновна
Ведущая организация – Адыгейский республиканский институт гуманитарных
исследований им. Т. М. Керашева
Защита состоится «25» декабря 2006 года, в 10 часов, на заседании
диссертационного совета К 212.001.01 при Адыгейском государственном
университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Университетская, 208.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского
государственного университета.
Автореферат разослан «23» ноября 2006 года.
Ученый секретарь диссертационного совета
доктор филологических наук, профессор
А. Н. Абрегов
3
Общая характеристика работы
Актуальность
исследования.
Грамматическая
категория
рода,
названная А.Мейе одной из «наименее логичных и наиболее непредвиденных
категорий», является характерной чертой грамматического строя практически
всех индоевропейских языков. Проблемы категории рода тесно связаны со
многими важнейшими аспектами науки о языке: общей и частной типологией,
взаимодействием языковых уровней и отношением между лексическим и
грамматическим значением в слове - и всегда находятся в центре внимания
лингвистических исследований.
Актуальность предложенного научного исследования заключается в
необходимости более глубокого изучения структурно-грамматического и
лексико-семантического потенциала категории рода применительно к языкам
разного типа. Выбор темы во многом предопределился недостаточной
освещенностью
и
разработанностью
этого
вопроса
в
лингвистических
исследованиях последних лет. В современной лингвистике при рассмотрении
категории рода основное внимание уделяется когнитивным, коммуникативным,
гендерным и функциональным аспектам этого явления. В нашем исследовании
делается
попытка
рассмотреть
категорию
рода
именно
в
плане
его
грамматического и лексико-семантического проявления в исследуемых языках.
Степень разработанности проблемы. Исследования грамматического
рода имеют давние традиции, восходящие к античным временам. Со времен
первооткрывателя
категории
рода
Протагора
вопросы,
связанные
с
происхождением и сущностью категории рода, вовлекают в дискуссию многие
поколения лингвистов. Проблемы категории рода поднимались в классических
трудах Л. Блумфилда, К. Бругмана, Я. Гримма, В. фон Гумбольдта,
О. Есперсена, Т. Кампанеллы, М.В. Ломоносова, А. Мейе, Г. Пауля, Э. Сепира,
Г.Штейнталя.
Значительный
вклад
в
развитие
современной
теории
грамматического рода внесли как отечественные, так и зарубежные ученые:
А.В.Бондарко, И.А. Бодуэн де Куртенэ, В.В. Виноградов, С.Д. Канцельсон,
4
А.Б.Копелиович, А.В.Миртов, И.П.Мучник, А.А. Потебня, К. Бругман, Д. Вайс,
Д. Гомбургер, В. Леманн, Э. Лайс, А. Мартине, Д. Нельсон, Р. Форер и другие.
Особое внимание в лингвистической литературе уделяется вопросам
генезиса категории рода (В.В. Виноградов, Л. Ельмслев, О. Есперсен,
В.В. Иоффе, Т. Кампанелла, Дж. Лайонз, М.В. Ломоносов, А. Мейе,
О. Семереньи), способам ее выражения (Ф.И. Буслаев, И.Ф. Калайдович,
С.Д. Канцельсон, А.Б. Копелиович, В. Леманн, А.А. Потебня), ее семантической
обусловленности (А.Т. Аксенов Я. Гримм, В. Гумбольдт, О. Есперсен,
М.В.Ласкова, А. Мейе, Г. Пауль, Г. Свит). Однако, несмотря на большое
количество работ, посвященных проблеме рода, данная категория относится к
числу тех труднообъяснимых грамматических явлений, которые до сих пор не
получили в науке однозначного освещения.
В последнее время значительно возрастает интерес к изучению
категории рода не только в общелингвистическом, но и в сопоставительнотипологическом
плане.
Сопоставительно-типологический
необходимый компонент эффективного подхода
аспект
–
к исследованию любого
языкового явления, направленный на углубленный и обобщающий показ
сходств и различий в структуре и семантике однотипных грамматических
категорий в сопоставляемых языках. При подходе к языку с точки зрения
другой языковой системы могут быть отмечены такие его особенности, которые
традиционной грамматикой данного языка оставлялись без внимания. Подобное
исследование позволяет полнее раскрыть специфику категории рода
в двух
языках, проследив ее происхождение, историческое развитие и процессы,
происходящие в этой многоплановой категории на современном этапе –
изменения в структуре и механизме развития, вызванные как внутриязыковыми,
так и внешними процессами. Значительный вклад в развитие сопоставительнотипологического языкознания внесли отечественные ученые В.Д. Аракин,
В.Г.Гак, А.Л. Зеленецкий, К.Г. Крушельницкая, Л.В. Щерба, У.К. Юсупов,
В.Н. Ярцева.
Заслуживают
внимания
также
труды
исследователей
региональных языков в этой области, таких как А.Н. Абрегов, Б.М. Берсиров,
5
З.У.
Блягоз,
Н.Т.Гишев,
Р.Ю. Намитокова,
Ю.А.
У.С.
Зекох,
Тхаркахо,
З.И.
М.К.
Керашева,
М.А.
Кумахов,
Тутаришева,
А.К.
Шагиров,
М.Х. Шхапацева.
Объектом исследования являются родовые имена существительные
русского и немецкого языков.
В качестве предмета исследования выступили формальные и лексикосемантические признаки категории рода в сопоставляемых языках.
Выбор темы диссертационной работы обусловил постановку цели
исследования: сопоставление категории рода имен существительных русского и
немецкого языков для выявления сходства и различия на грамматическом и
структурно-семантическом уровне.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие
задачи:
1.
Осветить онтологическую сущность и грамматическое значение
категории рода, а также способы его выражения и особенности
функционирования в русском и немецком языках.
2.
Установить различие между семантикой отношения к полу и
грамматическим родом.
3.
Проанализировать особенности родовой классификации одушевленных
и неодушевленных имен существительных в русском и немецком
языках.
4.
Определить и описать случаи колебаний грамматического рода имен
существительных в исследуемых языках.
5.
Выявить особенности семантических взаимоотношений различных
родов в рамках каждого из исследуемых языков, а также сопоставить их
в русском и немецком языках.
Методологической
основой
диссертационного
исследования
послужили труды отечественных и зарубежных лингвистов, на основе которых
была
сформирована
концептуально-понятийная
база
данной
работы
6
(Л. Блумфилд, А.В. Бондарко В.В. Виноградов, О. Есперсен, А. Мейе,
А.В. Миртов, И.П. Мучник, Г. Пауль, А.А. Потебня и др.)
При выработке теоретических подходов и в процессе решения
практических
задач в работе использовались следующие методы: метод
лингвистического
наблюдения,
структурно-семантического
анализа,
описательный, сопоставительно-типологический и статистический методы.
Диссертационная работа написана в синхронном плане на материале
10000 примеров, эксцерпированных из современных одно- и двуязычных, а
также толковых словарей путем сплошной выборки.
Научная
новизна
работы
состоит
в
том,
что
предлагаемое
диссертационное исследование представляет собой первый опыт комплексного
сопоставления категории рода имен существительных в русском и немецком
языках с учетом особенностей ее формирования и развития в сопоставляемых
языках и динамических процессов, происходящих в них на современном этапе,
а также в попытке обоснования мотивированности категории рода как у
одушевленных, так и у неодушевленных существительных.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Категория рода как классифицирующая грамматическая категория
функционирует
на
трех
языковых
уровнях:
морфологическом,
синтаксическом и семантичеcком. Грамматический род обладает тесно
взаимосвязанными
и
взаимообусловленными
номинативным
и
синтаксическим элементами семантического содержания. Реальность
автономных
значений
позволяет
считать
род
мотивированной
категорией как у одушевленных, так и у неодушевленных имен
существительных.
2. Формальные различия категории рода и пола диктуют необходимость
отдельного изучения словообразовательной (лексической) категории
пола и грамматической (классификационной для существительных и
словоизменительной для атрибутов) категории рода.
7
3. Одушевленные существительные русского языка классифицируются в
русском языковом сознании как существительные того или иного рода
только благодаря тому, что объективируют признак мужского или
женского пола. Род одушевленных существительных немецкого языка
определяется в немецком языковом сознании не по соотнесенности с
признаком
пола,
а
исключительно
по
морфологическим
специализированным родовым формантам. В немецком языке имеется
перевес грамматических явлений над семантикой одушевленных имен
существительных, т.е. игнорирование естественно-половых различий
живых существ, с одной стороны, и тенденция к нивелированию
несоответствия
между
понятием
их
естественного
пола
и
грамматическим родом имен существительных, с другой стороны.
4. Категориальные родовые формы обоих языков тесно связаны со
словообразовательными моделями, с системами русского и немецкого
словопроизводства, однако русский язык располагает более обширной
по сравнению с немецким языком базой суффиксов, образующих слова
того или иного рода.
5. Различия
в
степени
зависимости
родовой
принадлежности
существительных от их лексического значения в сопоставляемых
языках
отражают
наиболее
характерные
особенности
функционирования категории рода в русском и немецком языках.
Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что ее
результаты, касающиеся особенностей функционирования категории рода в
разных языках, взаимосвязи между формой или семантикой слова и его родовой
принадлежностью в двух языках, а также положения каждого из трех родов в
системах исследуемых языков, расширяют известные представления о
категории рода и стимулируют дальнейшие изыскания в этом направлении.
Теоретическое значение работы состоит также в выявлении универсального и
специфического,
аналогий
и
существенных
грамматического рода в русском и немецком языках.
различий
в
категории
8
Практическая ценность данной работы заключается в возможности
использования ее положений в сравнительной типологии, в теоретической и
практической грамматике русского и немецкого языков, в переводческой
практике, при составлении учебных пособий, а также при написании
студентами курсовых и квалификационных работ.
Апробация. Материалы диссертационного исследования ежегодно
излагались
на
научно-практических
конференциях
молодых
ученых
и
аспирантов АГУ 2001–2006 гг., Международной научной конференции «Язык.
Этнос. Сознание» (г. Майкоп, 24-25 апреля 2003 года), Всероссийской научной
конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива – 2004»
(г. Нальчик).
По теме диссертации имеется семь публикаций общим объемом 2,1 п.л.
Результаты исследования были обсуждены на расширенном заседании
кафедры общего языкознания и кафедры русского языка и методики
преподавания Адыгейского государственного университета.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав,
заключения и списка использованной литературы.
9
Основное содержание работы
Во введении обосновывается выбор темы исследования, определяются
цель и задачи работы, методы исследования, отмечается научная новизна
работы, устанавливается ее практическая и теоретическая ценность.
Первая глава «Теоретические основы изучения категории рода»
посвящена
некоторым
важным
проблемам
изучения
категории
рода.
Исследуемая категория рассматривается как некое единство планов содержания
и выражения, раскрывается ее онтологическая сущность, приводится история ее
изучения, гипотезы о причинах возникновения категории рода и ее генезис в
контексте индоевропейских языков. Определяется важность комплексного
подхода
к
данной
категории
с
учетом
ее
функционирования
на
морфологическом, семантическом и синтаксическом уровнях языка. В этой же
главе приводится родовая классификация имен существительных русского
немецкого и языков.
Проблемы категориальной лингвистики выдвинулись на передний план
современной науки о языке, поскольку в языкознании возникла необходимость
осмыслить на более высоком уровне абстракции обширный фактографический
материал, касающийся отдельных категорий в различных языках. К таким
категориям относится и категория рода, которая является одной из центральных
в большинстве индоевропейских и ряде других языков (в кавказских, тюркских
и финно-угорских она отсутствует). Проблемы категории рода занимают
значительное место в области грамматических изысканий в индоевропейской
лингвистике еще со времен формирования науки о языке в эллинистическую
эпоху. При этом вопросы происхождения и сущности рода, сформулированные
более двух тысячелетий тому назад и вовлекавшие в дискуссию многие
поколения лингвистов, до сих пор остаются большей частью открытыми.
Представление о сущности категории рода в наибольшей мере связано с
представлением о ее генезисе. Исторический анализ многих языков показывает,
что грамматический род – явление сравнительно позднее, возникшее не ранее
образования разряда имени. Первооткрывателем категории рода считается
10
древнегреческий мыслитель Протагор, который, по свидетельству Аристотеля,
первым стал различать три рода имен: мужской, женский и вещный.
Протагором были впервые зафиксированы негомогенность критериев
родовой
принадлежности
существительных
(семантика
и
форма)
и
неоднозначность средств ее языкового выражения (окончание, артикль,
атрибутивное согласование). Идеи Протагора развил Аристотель: если Протагор
стремился «привести язык в соответствие с разумом» и найти зависимость
между родом и полом, то Аристотель таких задач не ставил. Он являлся
сторонником материалистической точки зрения на язык и рассматривал род как
отражение физических категорий одушевленности, мужского и женского пола.
Таким образом, очевидно, что с первых упоминаний о роде зарождаются
и две главные теории рода. Смысл первой состоит в том, что род – это нечто
формальное
(позже
для
характеристики
этой
точки
зрения
появятся
определения «морфологическая», «формальная», «согласованная» и др.) Смысл
второй заключается в том, что род связан с полом (для этой точки зрения будут
применяться понятия «естественная», «сексуальная», «антропологическая»,
«когнитивная», «семантическая», «семантико-этимологическая» и др.)
В начале ХIХ века с возникновением сравнительно-исторического
языкознания в учении о категории рода выделились три направления.
Согласно первому направлению, значение биологического
мотивирующего
грамматический
род,
было
тесно
связано
со
пола,
всеми
существительными. Древнейшей и долгое время единственной гипотезой о
причинах появления и функционирования рода была символико-семантическая
гипотеза. Смысл ее состоит в том, что род возник под влиянием природной
данности – наличия людей разного пола. По А. Мейе, древний индоевропейский
одушевленный род преобразовался в мужской и женский, а неодушевленный
получил
значение
среднего.
Гипотеза
А.
Мейе
о
происхождении
индоевропейского рода, лежащая у истоков целой научной школы и сыгравшая,
несомненно, большую роль, представляет собой развитие парадигматического
11
подхода, сущность которого заключается в том, что род рассматривается как
субстантивная категория, т.е. сводится к учению о субстантивных классах,
возникших на семантической основе.
Настоящим ударом по символико-семантической гипотезе стало
открытие языков, в которых вообще отсутствует категория рода. Это послужило
основой для развития второго, морфологического направления в исследовании
категории рода. Против теории сексуализации выступил К. Бругман,
утверждавший, что род одушевленных имен существительных никак не связан с
полом. По его мнению, исходным моментом в возникновении категории рода
явилось чисто внешнее морфологическое сходство имен, обозначавших
существа женского рода (gena, жена, рождающая), и других отпричастных
образований, называвших неодушевленные предметы. Однако и эта концепция
не раскрывает происхождения рода как самостоятельной категории.
Наконец, третье направление, восходящее к Г. Штейнталю, связывает
род с синтаксическим согласованием: «Если бы в языке не существовало
согласования, то существительные этого языка не имели бы различия в роде».
Термин «синтаксическое значение» впервые употребил именно Г. Штейнталь,
хотя в научный обиход этот термин вошел значительно позже. Впоследствии к
этому направлению примкнули Г. Пауль и Ж. Вандриес, которые так
определили суть современной категории рода: «Сущность современной
категории рода сводится исключительно к согласованию, к формальному
уподоблению согласуемого слова с именем существительным».
Род
начинает
осмысляться
как
категория,
не
сопоставимая
с
биологическим полом, после того как была осмыслена роль согласования в
языке.
В
отечественном
Ф.И. Буслаева:
языкознании
«Естественный
род
такая
традиция
отличается
от
начинается
с
грамматического.
Естественный род объемлет малое число слов, в сравнении с остальными, в
которых не обращается внимание на родовое отличие, или потому, что его
действительно
нет,
или
потому,
что
обыкновенная
наглядность,
12
господствующая
в
языке,
не
знает
строгого
естествоиспытательного
наблюдения…».
Однако формально-синтаксическая точка зрения на категорию рода
справедливо подвергается критике многими учеными (В.В. Виноградов,
А.Т. Аксенов, Г.А. Зограф), которые указывают на то, что даже в относительно
узких рамках индоевропейских языков наблюдаются несколько различающихся
по своему характеру средств выражения рода, в том числе такие переходные
типы, как местоименные артиклоиды, являющиеся одним из способов
выражения родовых классификаций в ряде иранских языков.
Отсюда
мы
можем
заключить,
что
согласование не
является
универсальным средством выражения рода; род не может быть сведен к
согласованию потому, что согласование является лишь частным случаем
выражения рода и не может быть единственным признаком, на основе которого
можно было бы судить об отсутствии или наличии его в языке. В связи с
развитием в индоевропейских языках аналитических тенденций согласование в
роде как средство его выражения отошло в ряде языков на второстепенные и
третьестепенные позиции, а в некоторых случаях оно сохранилось в виде
остаточных тенденций или исчезло совсем.
Несмотря на то, что со времен античности наука о языке шагнула далеко
вперед, дискуссия между представителями различных школ языкознания по
вопросу мотивации грамматической категории рода продолжается по сей день.
Между полярными точками зрения Э.Сепира, видевшего в ней «систему
пережившей себя догмы», и А. Мейе, считавшего, что грамматический род
символизирует
«реальные
половые
различия»,
можно
расположить
многочисленные точки зрения других лингвистов, каждая из которых хотя и не
совпадает полностью с другими, все же примыкает к одному из двух
противоборствующих направлений: одно из них в принципе признает
экстралингвистическую мотивацию грамматического рода, а другое – ее
отрицает. Эти различия во взглядах находят выражение в определениях понятия
грамматической категории рода.
13
Мы полагаем, что род, как и другие грамматические категории, есть
некое единство планов содержания и выражения. В рамках данного подхода
представляется
правомерным
следующее
определение
категории
рода:
категория рода – классифицирующая грамматическая категория, восходящая к
двучленной
именной
классификации,
развитие
которой,
приведшее
к
формированию трехчленной родовой классификации, связано со становлением
категории лица и с развитием категории склонения. В общем смысле под
категорией рода подразумевается способность имен различать мужской,
женский, средний род. При широком понимании рода в рамки этой категории
включается
различение
одушевленности/неодушевленности
и
личности/неличности.
Являясь грамматической категорией, обладающей знаковой природой,
грамматический род наделен такими общими свойствами, как семантика,
синтактика и прагматика, и лингвистическое описание этой категории
невозможно без анализа взаимодействия и соотношения этих аспектов.
Наиболее спорной и постоянно дискутируемой является проблема
семантической насыщенности, мотивированности или немотивированности
данной грамматической категории. Одним из важнейших ее аспектов остается
соотношение рода и пола. В большинстве трудов по грамматике разграничение
рода и пола связывают с тем, что пол включается в число «универсальных
понятийных категорий». Так, У. Вейнрейх отмечает, что пол имеет свойства
«универсального семантического компонента». Род же, как известно, такой
всеобщностью (представленностью в различных языках мира) не обладает.
Даже при отсутствии в языке грамматического рода, в нем, так или
иначе, проявляется универсальная категория пола (как это имеет место в
персидском языке). Значению пола можно приписать статус функциональносемантической категории или функционально-семантического поля, как считает
Н. Я. Немировский.
Формальные различия категории рода и пола диктуют необходимость
отдельного изучения словообразовательной (лексической) категории пола и
14
грамматической
(классификационной
для
существительных
и
словоизменительной для атрибутов) категории рода.
Подобный подход, однако, не дает однозначного ответа на вопрос о
мотивированности или немотивированности рода имен существительных. В
работах
по
общему
языкознанию,
как
правило,
категория
рода
в
общетеоретическом плане описывается на примере индоевропейских языков.
Причем вопрос о мотивированности/немотивированности рода рассматривается
на основе противопоставления «личность (одушевленность)/ неличность
(неодушевленность)». Обычно утверждается, что если род личных и части
одушевленных
существительных
(фаунонимов)
можно
считать
мотивированным на основе противопоставления по признаку пола, то род
неодушевленных существительных лишен мотивированности. С подобной
постановкой проблемы соглашаются не все исследователи. Мы разделяем
мнение А.Т. Аксенова, который считает, что «нет языков с немотивированным
родом, род во всех языках является в принципе мотивированным, и различия
между родовыми языками заключаются в степени мотивированности родовых
классификаций имен существительных».
М.В. Ласкова называет категорию рода мотивированной как у
одушевленных, так и у неодушевленных существительных. Мы также полагаем,
что языковое сознание народа, язык которого располагает категорией рода,
воспринимает отнесение существительных этого языка к тому или иному роду
как полностью мотивированное. Подтверждением этого является реальность
(принадлежность к сфере семантики) автономных значений. Как известно,
любой звуковой или графический комплекс может обладать двумя типами
значений: фиксированным или автономным. В нашем случае мотивация
обусловлена именно автономным значением, не имеющим прямого отношения
к лексическому значению слов. Относительно характеристик данных типов
значения, уточним, что фиксированное значение – это способность вызывать в
воображении и замещать в сознании некий предмет действительности, явление,
отношение, признак и т.д. Оно становится фактом языка в силу постоянной,
15
неразрывной, исторически сложившейся между звуковым (графическим)
комплексом и элементами внеязыковой действительности. Автономное же
значение представляет собой способность звукового (графического) комплекса
вызывать в сознании любой феномен, обладающий чертами сходства или
смежности с ним (с этим комплексом). Данное значение обусловлено не столько
системой, историей, условной связью, сколько свойствами самих звуковых или
графических комплексов. М. Осман справедливо утверждает, что автономное
значение является фактором формирования языкового сознания.
Следовательно, грамматическая категория рода представляет собой
довольно сложное диалектическое единство планов содержания и выражения,
она возникает, формируется и видоизменяется под комплексным воздействием
экстралингвистических
экстрасистемных
и
интралингвистических
факторов
на
факторов.
грамматический
род
Воздействие
продолжается
на
протяжении всего периода существования данной категории в том или ином
языке; оно проявляется в многочисленных изменениях в семантической
структуре рода в результате присоединения к ней новых семантических
противопоставлений, выражаемых родовыми формами. С другой стороны, само
проявление рода как грамматической категории возможно только в том случае,
если
грамматическая
последовательность
система
форм,
языка
служащих
выработает
для
его
определенную
выражения.
Эта
последовательность форм является неотъемлемой частью грамматической
системы языка и подчиняется внутренним законам ее развития.
Во
второй
главе
«Грамматическое и лексико-семантическое
функционирование категории рода в русском и немецком языках»
определяется
специфика
принадлежности
к
тому
или
иному
роду
одушевленных имен существительных в русском и немецком языках,
выявляются случаи колебания в роде существительных в исследуемых языках,
осуществляется качественный и статистический анализ существительных
русского и немецкого языков в целях выявления некоторых особенностей
16
семантических взаимоотношений различных родов в рамках каждого из
указанных языков, а также сопоставления этих особенностей в двух языках.
Категория рода у одушевлённых существительных – названий лиц имеет свою семантическую характеристику: слова мужского рода называют
существа мужского пола, слова женского рода – существа женского пола. В
количественном отношении существительные мужского рода преобладают как
в русском, так и в немецком языке. Это объясняется как внеязыковыми
социально-историческими условиями, так и собственно языковыми причинами.
Слова мужского рода в сопоставляемых языках, прежде всего, заключают в себе
общее понятие о человеке, обозначают его социальную или профессиональную
принадлежность независимо от пола. Поэтому слова мужского рода могут
применяться к лицу как мужского, так и женского пола. Оппозиция мужского и
женского рода в сфере одушевленных существительных в обоих языках может
быть охарактеризована как привативная оппозиция с немаркированным
мужским родом, который выступает в позиции нейтрализации, обладает
большей морфологической регулярностью и частотностью.
Грамматическое оформление одушевленных имен существительных в
русском и немецком языках, наряду со сходствами, имеет ряд существенных
различий:
1. В группу одушевленных в русском языке входят в основном имена
существительные мужского и женского рода, и лишь немногие слова среднего
рода («дитя», «животное» и некоторые другие).
В современном немецком языке, наряду со словами мужского и
женского родов, в группу одушевленных входит значительное количество
существительных среднего рода. Они обозначают как лица, так и животных,
например: das Kind«ребенок», das Weib «женщина, баба», das Weibsbild «баба,
тетка»; das Ferkel «поросенок», das Kalb «теленок», das Pferd «лошадь», das
Lamm «ягненок», das Schaf «овца», das Tier «животное», das Vieh «скот», das
Rind «крупный рогатый скот» и др.
17
Кроме того, в немецком языке почти каждое имя существительное,
входящее в группу одушевленных, может присоединять суффиксы -chen, -lein
(а в диалектах еще и суффиксы -(e)l, -(e)rl), которые придают им значение
уменьшительности, ласкательности или другие экспрессивные оттенки. Таким
образом, почти от каждого одушевленного существительного можно образовать
новое одушевленное существительное среднего рода, хотя эти новообразования
будут обозначать существа мужского и женского пола. В этих случаях
морфологическое
оформление
существительного
преобладает
над
его
смысловым значением.
Некоторые слова среднего рода имеют суффиксы -lein, -chen, -el, теперь
уже не выделяющиеся и утратившие свое уменьшительно-ласкательное
значение (das Fräulein «девушка», das Mädel «девушка» , das Mädchen
«девочка», das Weibchen «самка», das Männchen «самец» и др.)
Преобладание грамматической стороны слова над его семантикой,
поскольку
речь
идет
о
роде,
является
специфической
особенностью
грамматической структуры немецкого языка, отличающей его в некоторых
отношениях от русского. В.В. Виноградов отмечает, что «в кругу обозначений
лиц, а также при образном олицетворении, категория грамматического рода в
современном русском языке имеет своей реальной базой представления о
естественном поле живых существ, однако и тут с очень существенными
ограничениями».
В немецком языке морфологическое оформление имен существительных
преобладает над представлениями о естественном поле живых существ.
2. В русском языке один из самых характерных признаков категории
одушевленности заключается в совпадении формы винительного падежа с
формой
родительного
падежа
обоих
чисел
одушевленных
имен
существительных мужского рода, например: род. падеж, ед. ч. «мальчика», мн.
ч. «мальчиков»; вин. падеж, ед. ч. «мальчика», мн. ч. «мальчиков».
18
В немецком языке таких различий в склонении нет, но есть особый тип –
слабое склонение, к которому относятся главным образом одушевленные имена
существительные.
3. В русском языке одушевленные имена существительные и
определяющие их слова согласуются в роде, например: «талантливый
художник», «красивая девушка» и т. д. Однако при согласовании сказуемого,
выраженного глаголом прошедшего времени, с подлежащим, обозначающим
лицо, учитывается естественный пол этого лица, например: «врач выписала
лекарство», «председатель огласила регламент» и т.д.
В
немецком
языке
одушевленные
имена
существительные
и
определяющие их слова также согласуются с учетом формальных признаков
грамматического рода, например: ein begabter Maler «талантливый художник»,
ein schönes Mädchen «красивая девочка», das kleine Kind «маленький ребенок»,
die alte Frau «пожилая женщина».
Благодаря
наличию
в
немецком
языке
значительного
числа
одушевленных существительных среднего рода появилась тенденция смягчения
несоответствия между понятиями естественного пола и грамматического рода
таких слов, как: das Fräulein «девушка», das Mädchen «девочка», das Weib
«женщина». При замене их личными местоимениями преобладают формы
третьего лица женского рода, соответствующие понятию женского пола,
например: Sie weint, das arme Mädchen. «Она плачет, бедная девочка».
В современном немецком языке употребление местоимения женского
рода вместо имен существительных среднего рода, обозначающих лица
женского пола, приблизилось к нормам литературного языка. Таким образом, в
немецком языке имеется перевес грамматических явлений над семантикой
одушевленных имен существительных, т.е. игнорирование естественно-половых
различий живых существ, с одной стороны, и тенденция к нивелированию
несоответствия между понятием их естественного пола и грамматическим
родом имен существительных, с другой стороны.
19
4. Одушевленные существительные обоих языков характеризуются
наличием
лексических
коррелятов,
основанных
на
противопоставлении
существительных по родовому признаку и семантике пола: «учитель –
учительница», der Lehrer – die Lehrerin.
В русском языке суффиксы, образующие имена существительные со
значением лица женского рода, многочисленны. В современном немецком
языке для обозначения лиц и существ женского пола имеется единственный
суффикс –in, однако по степени продуктивности он превосходит суммарную
способность всех суффиксов с аналогичным значением в русском языке.
Наибольшее развитие суффикс –in получил в конце 70-х годов ХХ века в
сфере наименования женщин по профессии. Существенные сдвиги в социальном
статусе женщин и их утверждение в таких ”мужских“ сферах, как бизнес,
армейская, таможенная, пожарная служба и политика потребовали адекватного
отражения женской профессиональной деятельности в языке посредством
создания
соответствующих
наименований.
Репрезентируя
стремительные
изменения в области женских профессий, новые наименования женщин по роду
занятий явились, таким образом, отражением социального статуса на уровне
языковых
структур.
Возникшая
в
результате
критического
пересмотра
существующих наименований потребность в создании большого количества
новых наименований реализовалась главным образом за счет активного
мовирования имеющихся обозначений профессий, т.е. образования имен женского
рода от соответствующих наименований в форме мужского рода при помощи
суффикса
–in,
названного
«суффиксом
феминизации»,
например:
Korrespondent+in= Korrespondentin.
Русские существительные типа мужчина, парнишка, дядя, детина,
дедушка, юноша, имеющие формант женского рода, классифицируются в
русском языковом сознании как существительные мужского рода только
благодаря тому, что объективируют признак мужского пола. Род одушевленных
немецких существительных определяется в немецком языковом сознании не по
соотнесенности с признаком пола, а исключительно по морфологическим
20
специализированным родовым формантам, ср.: die Mutter (женский род) – das
Mütterchen (средний род), der Vater (мужской род) – das Väterchen (средний
род).
5. В русском языке среди группы одушевленных имеются имена
существительные так называемого общего рода со значением лица, например:
«староста», «плакса», «пьяница», «соня», «жадина» и т.д.
В немецком языке также имеются слова, которые по своему значению
могут относиться к лицам обоего пола, однако их грамматический оформитель –
артикль – показывает, что они относятся только к одной определенной родовой
группе. Например: Er war eine Waise, ein Kind «Он был сиротой, ребенок». В
этом предложении собраны все три грамматических рода, хотя речь идет только
об одном лице мужского пола, о мальчике. Существительное же
Waise –
женского рода, несмотря на то, что оно может быть употреблено по отношению
к лицам мужского и женского пола. Слово Kind, обозначающее детей обоего
пола, - среднего рода.
При переводе
на немецкий язык русских
существительных, имеющих парадигму женского рода, типа «пьяница»,
«убийца»,
«зануда»,
но
актуализирующих
классификационный
признак
мужского или женского рода благодаря соотнесенности с признаком мужского
или женского пола в зависимости от речевой ситуации, необходимо учитывать
эту особенность, передавая значение русского существительного общего рода
немецким существительным мужского или женского рода: ср. cамоубийца „ der
Selbstmörder“, „ die Selbstmörderin“; сирота „die Waise“, „ der Waise“; кутила
„der Lebemann“, „die Lebedame“.
Категория грамматического рода в обоих языках демонстрирует тесную
связь с системой словопроизводства. Однако типологическое сопоставление
словообразовательных средств русского и немецкого языков показало, что
русский язык располагает гораздо более обширной по сравнению с немецким
языком базой суффиксов, образующих слова того или иного рода. Зачастую
целой группе суффиксов русского языка с определенным значением в немецком
языке соответствует лишь один суффикс.
21
Типологическое
сопоставление
словообразовательных
средств
русского и немецкого языка дало следующие результаты: русским
суффиксам, образующим существительные мужского рода со значением
действующего лица -щик (-овщик, -евщик, -ильщик, -альщик), -чик, -ик,
-ник, -ец, -тель, -ар (-арь), соответствует в немецком языке суффикс -er (ler, -ner, -aner) Наибольшее сходство исследуемые языки обнаруживают в
типе суффиксальных существительных, образованных от иностранных
корней с помощью суффикса -ист (-ist). Суффиксам женского рода со
значением действующего лица женского пола (более 20 суффиксов: -ин(я)/ын(я); -ис(а)/-есс(а), -их(а), -иц(а), -к(а)/-овк(а)/-анк(а)/-енк(а); -ш(а) и
др.) в немецком языке соответствует лишь один суффикс –in. Однако данный
суффикс, названный в конце 90-х годов XX века «суффиксом феминизма»,
имеет многочисленные семантические оттенки и в последнее время проявляет
особую продуктивность в сфере наименований женских профессий.
Суффиксам русского языка, образующим имена существительные всех
трех родов с отвлеченным значением –ость, -ность, -мость, -енность, -лость, от(а), -ет(а), -изн(а), -об(а), -ств(о), соответствуют в немецком языке суффиксы
женского рода -keit, -heit. Суффиксальным именам существительным
среднего рода со значением абстрактного действия на –ниj(е) –тиj(е)
соответствуют
в
немецком
языке
суффиксальные
существительные
женского рода с суффиксом –ung или субстантивированные инфинитивы
среднего рода. Существительным с суффиксами женского рода -н(я), -овн(я), отн(я) со значение повторности, бестолковости или бездарности действия
соответствуют в немецком языке существительные с суффиксами женского
рода –ei, -erei, также имеющие оттенок повторности и презрительной оценки.
Наибольшее различие в категории рода в русском и немецком языках
наблюдается в содержании и функционировании среднего рода. Круг
значений имен существительных среднего рода в русском языке очерчен
менее четко, чем мужского и женского. В немецком же языке подавляющее
большинство слов среднего рода имеет вполне определенное значение.
22
Большинство имен существительных среднего рода в русском языке имеет
абстрактное значение, а в немецком имена существительные среднего рода
имеют собирательное значение. В русском языке средний род обладает по
сравнению с мужским и женским родом менее развитой системой продуктивных
суффиксов, и средства его выражения относительно бедны. В немецком языке
средства оформления и выражения среднего рода более многообразны. В
современном русском языке имеется лишь несколько слов среднего рода,
обозначающих одушевленные имена существительные, к которым относятся
следующие существительные: дитя, лицо (в значении личность), существо,
животное, божество, ничтожество, а также слова – названия зоологических
видов,
подвидов,
земноводное
и
родов,
т.п.
В
например,
млекопитающее,
пресмыкающееся,
немецком
языке
довольно
имеется
много
существительных среднего рода, обозначающих одушевленные существа:
обозначения людей и животных в раннем возрасте: das Kind «дитя», das Lamm
«ягненок», das Kalb «теленок»; обобщающие названия лиц и животных: das
Wesen «существо», das Geschöpf «создание», das Tier «животное»; имена
существительные, образованные при помощи суффиксов среднего рода: das
Mädel «девушка», das Mädchen «девочка»; das Ferkel «поросенок», das
Kaninchen «кролик»; имена существительные, образованные посредством
полусуффиксов
Elefantenweibchen
и
словосложения:
«слониха»;
и,
das
Hirschkalb
наконец,
«олененок»,
одушевленные
das
имена
существительные среднего рода: das Weib женщина», das Pferd «лошадь»,
das Schaf «овца», das Reh «косуля», das Schwein «свинья».
Колебания в роде отмечаются в обоих языках. Наличие в языке слов
разного рода с одним значением – явление пережиточного порядка. Одна из
форм постепенно становится архаизмом и выходит из употребления. Одним из
самых распространенных типов исторического изменения грамматического
рода имен существительных как в русском, так и в немецком языке является их
переход из одной группы в другую и прочное закрепление в последней.
Существительные в обоих языках меняли свой род вследствие изменения в
23
системе склонения (сокращения типов склонения, унификации способов
образования
множественного
числа,
развития
и
уточнения
семантики
словообразовательных суффиксов), влияния диалектных форм, а также в
соответствии с изменением значения слова.
Неразрывная связь между грамматической системой существительных
немецкого языка и их родовой принадлежностью четко прослеживается на
синхроническом уровне.
Исходя из словообразовательного типа, три немецкие категориальные
формы рода – мужской, женский и средний – выполняют определенные
семантические функции различного типа. Мужской род обозначает главным
образом лица и определенные предметы, женский - абстрактные понятия,
средний – собирательное значение и слова с качественной оценкой.
Специфической особенностью немецкого языка является грамматическое
оформление названий одушевленных лиц при помощи всех трех родовых форм.
К мужскому роду относятся: категория лица, называющая человека вообще,
мужчину или женщину: der Mensch «человек», der Dekan «декан», der Professor
«профессор»; названия лиц и животных мужского пола: der Bruder «брат», der
Vater «отец», der Mann «мужчина», der Sohn «сын», der Stier «бык»; названия
большинства крупных птиц и рыб: der Adler «орел», der Rabe «ворона», der Hai
«акула», der Lachs «лосось». К женскому роду относятся: названия лиц и
животных женского пола: die Frau «женщина», die Mutter «мать», die Kuh
«корова», die Ziege «коза»; названия мелких птиц и большинства насекомых:
die Taube «голубь», die Biene «пчела», die Fliege «муха». К среднему роду
относятся: обозначения лиц и животных в раннем возрасте: das Kind «ребенок»,
das Kalb «теленок»,
das Ferkel «поросенок»; обобщенные названия видов
одушевленных существительных: das Geschöpf «создание», das Vieh «скот», das
Kriechtier
значением:
«пресмыкающееся»;
das
Söhnchen
слова
«сыночек»,
с
das
уменьшительно-ласкательным
Liebchen
–
«любимый».
Грамматический род названий лиц, особенно обозначающих родственные связи,
в большинстве случаев соответствует естественному полу. Род названий
24
животных соответствует полу в том случае, если половое различие животных
имеет экономическое значение: в животноводстве, сельском хозяйстве,
зоологических учреждениях, языке охотников.
Сопоставляемые языки демонстрируют различную степень зависимости
родовой принадлежности существительных обоих языков от их лексического
значения.
В
современном
немецком
языке
наблюдается
определенная
последовательность в классификации имен существительных внутри одной
родовой группы. В русском языке подобная зависимость прослеживается в
меньшей степени. Об этом свидетельствует статистическое исследование на
предмет преобладания в исследуемых языках тех или иных средств родовой
детерминации, согласно которому с помощью грамматических средств
образуются около 97% родовых форм в русском языке, с помощью лексикосемантических – около 3%, в немецком языке с помощью грамматических
средств образуются около 85% родовых форм, с помощью лексикосемантических – около 15%.
В заключении обобщаются концептуальные результаты теоретического
и эмпирического изучения поставленных автором проблем, подводятся итоги
проведенной
работы,
а
также
намечаются
перспективы
дальнейших
исследований.
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:
1.
Кат
(Нещеретова),
Т.Т.
Некоторые
особенности
семантического содержания категории рода (на примере
русского и немецкого языков)/ Т.Т. Кат (Нещеретова) // Наука
– 2002. Материалы научной конференции молодых ученых и
аспирантов АГУ. – Майкоп: АГУ, 2002. – С. 199-202. – 0,2 п.л.
2.
Кат (Нещеретова), Т.Т. К вопросу об особенностях передачи
на
русский
язык
рода
персонифицированных
существительных при переводе стихотворений Г.Гейне «Die
Lotosblüme»,
«Ein
Fichtenbaum
steht
einsam»
и
«Der
Schmetterling ist in die Rose verliebt»/ Т.Т. Кат (Нещеретова) //
25
Сборник научных трудов преподавателей, аспирантов и
соискателей. – Майкоп: АГУ, 2003. – Вып. 3. – С.232-236. –
0,3 п.л.
3.
Кат (Нещеретова), Т.Т. Некоторые особенности руссконемецких корреляций в категории рода/ Т.Т. Кат (Нещеретова)
// Язык. Этнос. Сознание. Материалы международной научной
конференции. – Т.1, Майкоп: АГУ, 2003. - С.165 –167. – 0,2
п.л.
4.
Нещеретова, Т.Т. Взаимосвязь между формой одушевленного
имени существительного и его родовой принадлежностью в
немецком языке/ Т.Т. Нещеретова // Перспектива – 2004.
Материалы всероссийской научной конференции студентов,
аспирантов и молодых ученых. – Т.1. - Нальчик, 2004. – С.256259. – 0,3 п.л.
5.
Нещеретова, Т.Т. К вопросу о колебаниях в грамматическом
роде
имен
существительных
в
немецком
языке/
Т.Т.
Нещеретова // Наука – 2004. Ежегодный сборник научных
статей молодых ученых и аспирантов АГУ. – Майкоп: «Аякс»,
2004. – С. 225-228. – 0.3 п.л.
6.
Нещеретова,
Т.Т.
Типология
словообразования
имен
существительных среднего рода в немецком и русском
языках. Наука – 2005/ Т.Т. Нещеретова // Ежегодный сборник
научных статей молодых ученых и аспирантов АГУ. –
Майкоп: АГУ, 2005. – С. 229-233. – 0,3 п.л.
7.
Нещеретова,
Т.Т.
К
проблеме
семантической
мотивированности категории рода./ Т.Т. Нещеретова //
Научная мысль Кавказа. – Спецвыпуск. - №8. – Ростов-наДону, 2006 – 0,5 п.л.
Скачать